«Выжить любой ценой»: как долго еще протянет Платинум банк

До конца недели Платинум банк может быть признан неплатёжеспособным. Пока финучреждение продолжает работать, но только из-за промедления со стороны НБУ.

Национализация Приватбанка еще долго будет самым обсуждаемым событием на финансовом рынке. Но на прошлой неделе банкиры активно обсуждали еще одну наболевшую тему — что будет с Платинум банком.Большинство опрошенных ЭП банкиров считают, что до конца недели он будет признан неплатёжеспособным.Пока финучреждение продолжает работать, но только из-за промедления со стороны НБУ. Собеседники не исключают, что регулятор найдет возможности для дальнейшего затягивания решенияПочему регулятор так снисходителен к одним «зомби» банкам, и выставляет жесткие требования для других, в этом разбиралась ЭП.Агрессивный маркетинг, нерыночные высокие ставки по депозитам, кредитование связанных лиц — главные признаки так называемого банка «пылесоса».Глава НБУ Валерия Гонтарева не раз заявляла, что рынок от таких банков должен быть очищен, но даже после национализации «Привата» на рынке они по-прежнему есть. Платинум банк — самый ярко-выраженный пример.

Ранее «Платинум» был банком с западным капиталом. Основными владельцами финучреждения были инвестиционный фонд Horizon Capital и шведский фонд прямых инвестиций East Capital. В 2013 году фонды решили выйти из этой инвестиции и продали банк.Несмотря на стагнацию банковского сектора, «Платинумом» заинтересовалось окружение «семьи» Виктора Януковича.Ликвидность в «семейных» банках часто обеспечивалась за счет госпредприятий, которые обслуживались у них и размещали средства на депозитах. Именно поэтому активными на рынке в то время были преимущественно люди, приближенные к власти.Одним из таких считался одесский бизнесмен, бывший акционер «Финбанка», Борис Кауфман. В его сферу интересов входит гостиничный строительный и водочный бизнес. Также до недавнего времени он владел медиа активами.

Банкиры говорят, что в сделке по покупке Платинум банка в 2013 году Кауфман фронтировал Александра Януковича. Сам же бизнесмен долгое время отрицал, что он имеет отношение к покупке Платинум банка.Официально собственником финучреждения считался бизнесмен Григорий Гуртовой, которого в феврале этого года израильские власти задержали за финансовые махинации.После задержания Гуртового Кауфман попытался оформить существенное участие на себя. О том, что он стал мажоритарным собственником банка, представители Нацбанка заявили несколько месяцев назад. Тем не менее, у банка по-прежнему непрозрачная структура собственности. НБУ лишь признал Кауфмана владельцем существенного участия в банке, независимо от формального владения.Так, Кауфман заявил о намерении приобрести более 75% доли в уставном капитале банка, однако он по-прежнему не владеет корпоративными правами в ПАО «Платинум банк».

Чемодан без ручки

На данный момент из «второй двадцатки», по размерам активов, это единственный банк с отрицательным капиталом.По итогам третьего квартала собственный капитал «Платинума» упал до отрицательного значения и составлял «минус» 162 млн грн, регулятивный капитал упал до «минус» 157 млн грн. Отрицательный капитал банка означает, что уже сейчас у него нет достаточного количества активов, что бы рассчитаться по своим пассивам (привлеченным средствам).Изначально, согласно меморандуму Украины и МВФ, вторая двадцатка банков должна была выйти на нулевой уровень капитала до конца ноября. Позже сроки докапитализации были продлены до 1 января 2017 года.

Что касается акционеров Платинум банка, то программа докапитализации вряд ли ими будет добросовестно выполняться.Согласно данным НБУ, за 9 месяцев 2016 года банк зафиксировал убыток в размере 333 млн грн. Его процентные расходы превысили процентные доходы на 287 млн грн. Кроме этого, на конец сентября сформированные резервы покрывали кредитный портфель в 6 млрд грн на достаточно скромные 13,7%. В то же время, 44,7% всех выданных банком займов — это были кредиты связанным лицам.

Простыми словами: это означает, что «Платинум» глубоко убыточен. Именно поэтому банк «пылесосит» деньги населения по высокой ставке и выдает их связанным с собственниками компаниям под очень низкие процентные ставки.Часто низкие проценты связанным компаниям просто «рисуются». Это делается для того, что бы кредит считался рабочим, и под него не нужно было формировать резервы. Зачастую это банальное выведение средств.По оценка опрошенных ЭП финансистов, вопрос докапитализации банка стоит 2-3 млрд грн.
Тонкий лёд

«Многие эксперты в частных беседах, как это ни странно, связывали судьбу этого банка с «Приватом». С одной стороны парадокс, но только на первый взгляд. «Приват» и «Платинум» стали объектами информационных атак: первый со стороны госчиновников, второй — со стороны определённых медиа и журналистов».»Перечень приписываемых им «грехов» в чём-то схож: в основном обвинения в операциях со связанными лицами и требования докапитализации. Проявив «принципиальность» в случае с Приватом, Нацбанку будет очень трудно объяснить послабления и отсрочки в выполнении регулятивных требования для других банков», — говорит советник президента АУБ Алексей Кущ.В данном случае сошлись и сроки, которые НБУ дал собственникам банков на выполнение регулятивных требований.»Тут возникает логичный вопрос: а нужен ли Кауфману банк, который нужно докапитализировать на 3 млрд грн? Ему он точно не нужен», — отмечает один из банкиров. В самом банке заявляют про информационную атаку и утверждают, что у банка разработана программа капитализации до первого января 2019 года, которую акционеры собираются выполнить.

Но, как показывает практика, акционеры предпочитают такие банки бросать, предварительно очистив их от ликвидных активов. Правда, в конкретном случае такой ход событий несет в себе еще и колоссальные репутационные риски, а возможно и уголовные, для чиновников НБУ.На рынке считают: если бы не помощь со стороны чиновников НБУ, то в банк давно должна была бы зайти временная администрация Фонда гарантирования вкладов. Некоторые банки НБУ «выдавили» с рынка и за меньшие грехи.По словам собеседников ЭП, снисходительность регулятора по отношению к Кауфману и его детищу можно объяснить поддержкой «на высшем уровне». После бегства Януковича одесский бизнесмен заручился поддержкой экс главы АП Бориса Ложкина, о чем уже писала Украинская правда.Кроме того, банк в НБУ имеет поддержку в лице первого заместителя главы регулятора Екатерины Рожковой, которая ранее работала в Платинум банке.

Недавно в СМИ обнародовали аудиозаписи разговоров якобы Рожковой с советником главы правления «Платинум-Банка» Дмитрием Зинковым и Кауфманом. В записях шла также речь о лоббирования интересов банка.Замглавы НБУ позже признала, что вела подобные разговоры с акционерами и руководством и многих других банков. Как заявила Рожкова, у нее постоянно происходит диалог с «проблемными» банками.Тем не менее, собеседники ЭП на рынке говорят, что Рожкова «пытается тащить банк». Версии банкиров варьируются от — «банально упущен момент для принятия решения» до «выполнения команд из АП».Ближайшие дни должны стать переломным моментом в этой истории. Уже до 1 января, банк должен быть докапитализирован и выйти на нулевой уровень капитала.В выполнение банком программы докапитализации опрошенные ЭП банкиры не верят. Тем не менее, количество нетранспарентных решений НБУ по отношению к этому банку может говорить о том, что может быть найдено решение, как оставить его на рынке.

Оставить комментарий