Оксана Мороз Хант или Санахант для одиозной Самки Богомола

Легендарная супруга Авдышева, бывший информатор КГБ, убийца Александра Ханта и просто беспринципная «леди». О взлетах и падениях Оксаны Мороз-Хант наш сегодняшний рассказ. Итак, начнем издалека…

Санахант за считанные месяцы превратился от недосягаемой мечты среднестатистического клерка в имя нарицательное, пишет Fttc.com.ua. Его одиозная владелица Оксана Мороз Хант — из светской львицы превратилась в нечто отвратно-пугающее, о чем стараются даже не упоминать в кулуарах. Сегодня мы публикуем первую часть рассказа о Санаханте и одноименной предприимчивой даме — Оксане Мороз Хант.

В далеком 2005 году в интернет-издании “Обозреватель” вышла моя повесть “Самка богомола” о куме тогдашнего президента Украины Виктора Ющенко – бывшей бандитской “марухе” из группировки Авдышева Оксане Мороз, называвшей себя Оксаной Хант. И хотя по техническим причинам повесть исчезла из архива “Обоза” во время очередной модификации программного обеспечения сайта, отрывки из “Самки” до сих пор вспоминаются и цитируются. К примеру, накануне материал появился на ресурсе W-N.com.ua.

Поэтому я решил на радость читателям опубликовать авторский текст повести “Самка богомола”, который когда-то вывел “Обозреватель” на первую позицию в укрнете. Встречайте. Оксана Мороз-Хант, Санахант и другие удивительные истории.

* * *

Памяти Николая Еременко, Человека и Юриста, автор посвящает эту повесть

Она живет на улице Богомольца – в самом престижном уголке украинской столицы, возле Министерства внутренних дел, как раз напротив на удивление тихого парка. Ее апартаменты, обставленные антиквариатом в роскошно-вопиющем стиле Людовика XV и украшены помпезным декором и позолотой, усиленно охраняются, как и выполненая в стиле „Прованс” загородная усадьба. Шестеро охранников днем и ночью караулят на лестнице возле квартиры (куда их, кстати, не пускают даже в туалет) и обеспечивают покой ветеранше уголовного движения, известной среди киевской богемы и политического истеблишмента под прозвищем „самка богомола”.

Оксана Мороз-Хант и ее Санахант

Оксана Мороз-Хант и ее Санахант

„Такой стиль жизни близок и самой Оксане, женщине с безупречным вкусом и стремлением к красоте и гармонии во всем. Ее цвета — черный и золотой. «Мой цвет вообще черный, хотя люблю, конечно, и золотой. И золотой я просто люблю, а черный мне идет. С «золотым» я легко работаю и живу — он меня не смущает»”.

Санахант Оксаны Мороз в неподкупном Зеркале Недели

В таких ретивых словах известный своей неподкупностью еженедельник „Зеркало недели” воспевал в 2003 году владелицу самого фешенебельного киевского бутика Санахант, что по улице Грушевского – Оксану Хант. Правда, героиня газетных славословов по документам Министерства внутренних дел проходит совсем не как „Хант”, а под своей настоящей фамилией, фигурируя в оперативных сводках как гражданка Украины Мороз Оксана Сергеевна, 1961 года рождения, которая стояла у истоков организованной преступной группировки Виктора Авдышева.

Елена Кучма и Оксана Мороз

Задушевные подруги: Елена Кучма и Оксана Мороз

Но рассказывают о прошлом Оксаны Сергеевны милиционеры неохотно, потому что до недавних пор не хотели иметь неприятностей от задушевной подруги, делового партнера и кумы Оксаны Мороз – Елены Леонидовны Кучмы, а теперь опасаются оргвыводов со стороны другого кума Оксаны – Виктора Андреевича Ющенко. Поэтому попробуем заполнить это белое пятно в новейшей истории Украины и рассказать об уникальной аферистке, которая смогла пройти путь от обыкновенной бандитской „марухи” к подруге президентов и их дочерей.

Кума двух господ и ее Санахант

Сейчас Оксана Сергеевна Мороз-Хант считает себя причастной к высшим сливкам украинского общества и в этом удивительного ничего нет – какое общество, такие и сливки. Принадлежащий Мороз четырехэтажный дом в самом начале улицы Грушевского в Киеве, где расположен офис ее частного предприятия „Арт-Плюс” и открытый при нем бутик „Санахант”, видел в своих стенах практически всю деловую и политическую, прости Господи, „элиту” Украины. А приобретенные в этом магазине ботинки бывшего народного депутата Суркиса даже стали знаменитыми в связи с одним из скандалов в стенах Верховной Рады. Это случилось в конце царствования Леонида Кучмы, когда во время очередной драки между народными избранниками Юлия Тимошенко наступила на ногу Григорию Суркису, едва не причинив ему увечье, которое сам Григорий Михайлович охарактеризовал как „членовредительство”. Действительно ли Суркису было причинено такое специфическое телесное повреждение, он лишь выдал желаемое за действительное – неизвестно, поскольку на освидетельствование в присутствии телекамер господин Суркис не решился. Зато неистовый шум был поднят из-за потери товарного вида обуви потерпевшего. Оказывается, это были туфли с какой-то невероятно эксклюзивной коллекции, выставленной в „Санахант”, цена на которые была значительной даже для кошелька известного олигарха.

Криминальный Санахант Оксаны Мороз Хант

Криминальный Санахант Оксаны Мороз Хант

Приближенность к телам первых, вторых и третьих лиц в государстве и доверительные взаимоотношения с их женами и дочерьми обеспечили Оксане Мороз не только место под солнцем, но и надежные тылы в виде нужного кумовства, которое в современной Украине стало гарантией неприкосновенности и всевозможных иммунитетов.

Кумовство – специфическая дружба через совместное участие в таинстве крещения – расцвело именно на украинских просторах и именно в последнее время. Несмотря на двухтысячелетнюю традицию крестин, еще со времен Киевской Руси едва ли не самым главным методом обустройства политических вопросов считалось не кумовство, а удачные династические браки. Сейчас каждый школьник может рассказать о политической подоплеке женитьбы Владимира Великого на дочери византийского императора или о дочери Ярослава Мудрого, которая, выйдя замуж, стала королевой Франции. А родословная королевы Англии содержит упоминание о том, что ее величество имеет украинские корни благодаря далекой киевской пра-пра-пра-бабушки, что вышла замуж за последнего англосаксонского короля Гарольда – того самого Гарольда, который погиб от рук норманнских завоевателей в битве при Гастингсе.

Впрочем, это и не удивительно. Брак в эпоху средневековья освящался церковью, разорвать его было практически невозможно и потому семейные узы между представителями, как сейчас говорят, „властных элит”, считались надежным залогом единства родственных, а следовательно, и политических интересов.

В современной Украине с ее феодальными правоотношениями, которые культивировались на протяжении десяти лет правления Леонида Кучмы, династическим бракам также придавалось определенное значение. Стоит только вспомнить брачный союз между дочерью экс-президента и известным бизнесменом Виктором Пинчуком, который принес немалые материальные достижения представителям обоих высоких фамилий. Но нынче удачный брак не может быть изначальным гарантией общности интересов семей, родичаються в такой способ. Отделение церкви от государства привело к тому, что от развода не застрахована любая супружеская пара. Другое дело – это кумовство, совместное участие в таинстве крещения ребенка, отменить которое, в отличие от брака, невозможно.

С приходом к власти в Украине нового президента, который разводит пчел, время от времени поднимается на Говерлу и регулярно крестит детей своих друзей, приятелей и просто знакомых, на верхних ступенях государственной власти оказались люди, которых связывает с Виктором Ющенко не столько единство политических взглядов, сколько совместное участие в церковном обряде крещения. То ли Ющенко крестил их детей, то они крестили детей Ющенко, вместе они окунали в купель младенцев других своих знакомых – главное, что после этого счастливые участники церемонии могут смело величать президента Украины своим кумом и рассчитывать на место под политическим солнцем.

Так, младшего сына Оксаны, Николаса Александровича, крестили дочь предыдущего Президента Елена Кучма и бывший народный депутат и бывший первый заместитель председателя СБУ Владимир Сацюк, на даче последнего. Между прочим – на той самой даче в киевских Осокорках, где в ночь с 5 на 6 сентября 2004 года имел неосторожность отведать пиво с раками будущий украинский Президент, который после этого оказался в австрийской клинике с отравлением диоксином.

Впрочем, Виктор Ющенко также не чужд Оксане Сергеевне, поскольку вместе с ней крестил ребенка народного депутата Сергея Буряка – того самого, чей брат Александр на парламентских выборах 2002 года был избран народным депутатом от блока „Наша Украина” и продержался в составе фракции Ющенко аж целых две недели, с 15 по 29 мая 2002 года.

Подобные знакомства надежно обезопасили Оксану Мороз от пристального интереса правоохранительных органов любой власти, к тому же сама Оксана Мороз-Хант любит рассказывать, что предприятие „Арт-плюс” принадлежит ей одной лишь формально, а на самом деле ее полноправным партнером по бизнесу является дочь бывшего президента Елена Кучма. И это вполне похоже на правду, если учесть, с каким размахом и безнаказанностью Оксане Мороз удалось перерегистрировать свой бутиком по фальшивому паспорту. Согласитесь, что для подобного рода операций надо иметь связи отнюдь не на уровне участкового милиционера.

Бандитская „маруха” Оксана Мороз-Хант в Зеркале недели

Впервые госпожа Мороз оказалась в поле зрения правоохранителей в самом начале 90-х годов прошлого века. Вот как описан этот период ее жизни во флагмане независимой, а главное – непродажной украинской прессы:

„В начале 90-х слово «бутик» в сознании украинца, который даже принадлежал к столичной элите, прочно ассоциировалось с зарубежной «красивой жизнью». И когда в центре Киева, в полуподвальном помещении Музейного переулка появился «Vogue» Оксаны Мороз, который презентовал продукцию крупнейших мировых Домов моды, это был вызов. И, конечно, очень большой риск. Островок жизни, где есть место роскоши, изысканности, стильным и очень дорогим вещам, плохо вписывался в канву молодой и, прямо скажем, не самой богатой страны. И риск себя оправдал” („Зеркало недели”).

На самом деле все было менее романтично, но риска, действительно хватало. Киевляне до сих пор помнят первый семейный, так сказать, „бизнес” Оксаны Мороз и ее мужа – одного из самых известных киевских бандитов, ассирийца по происхождению, бывшего мясника Бессарабского рынка Гарри Джибу Малик-заде и племянника мужа, также ассирийца, мастера спорта международного класса по вольной борьбе Виктора Авдышева. Назывался этот бизнес „организованная преступная группировка”, а главной статьей доходов был рэкет на вещевом рынке „Патент” возле Республиканского стадиона, который и стал первым „бутиком” пани Оксаны.

Как рассказывают старожилы уголовного мира, дать разрешение на открытие рынка тогдашнего столичного мэра Ивана Салия уговорил бывший официант кафе в Дворце спорта Семен Юфа, что решил оставить черствые бутерброды и „паленую” водку и окунуться в большой бизнес. Однако, открывая заведение свободной торговли, Юфа не учел, что красиво хочется жить не только ему, но и славным представителям новорожденного организованного криминалитета, которые с первых дней существования рынка обложили торговцев данью. Собранные деньги свозились к семейного гнездышка госпожа Мороз, где и делились: часть шла в „общак”, часть – на дальнейшее развитие группировки.

Легенда утверждает, что именно Оксане Сергеевне в свое время пришла в голову идея реорганизовать нелегкую рэкетирскую работу на научных принципах. Насколько эта легенда соответствует действительности, сказать сейчас трудно, но, действительно, в конце 1991 года муж Оксаны Мороз обратился к Юфы с предложением официально оформить взаимоотношения между торговцами ты вымогателями и причислить группу рэкетиров, которые „обслуживали” рынок, работниками „Патента” – мол, для защиты от чужих рэкетиров. Но Юфа отказался. Тогда за несколько дней, 12 декабря 1991 года, некие лица бритоголовой национальности напали на друзей Юфы во время празднования его дня рождения в ресторане „Ленинградской”. Испуганный экс-бармен уже на следующий день обратился к Джибу, после чего члены группировки были оформлены сотрудниками „Патента” и создали „кассу обязательного страхования торговцев”. Муж Оксаны Мороз-Хант возглавил „отдел страхования”, а племянник Авдышев стал его заместителем.

Виктор Авдышев

Виктор Авдышев (на фото – второй справа) на ступенях церковной новостройки

Очень быстро группировка Джибу и Авдышева превратилось в одно из мощнейших украинских бандформирований, насчитывало до 700 „штыков”. Именно на „Патенте” в ноябре 1992 года Управление по борьбе с организованной преступностью МВД Украины поставило абсолютный рекорд по числу задержанных одновременно бандитов – 117 человек. Там же задерживали и самого Авдышева и братьев Савлохових, а площадь перед стадионом стала местом встреч всех главарей преступных группировок Украины, куда на „стрелки”, бывало, съезжалось до двух сотен боевиков. Туда же со всей Украины свозились и предприниматели для „выбивания” денег.

Надо сказать, что сама Оксана Сергеевна в те времена на „стрелки” не ездила, вполне довольствуясь ролью бандитской „марухи” и воспитывая Джибу-младшего – рожденного в 1991 году Малика Гарриевича Мороза – наследника Гарри Джибу Малик-заде и двоюродного брата Виктора Авдышева. Ситуация внезапно изменилась, когда 1 декабря 1992 года в берлинском районе Шарлоттенбург человек Мороз был отправлен на тот свет несколькими выстрелами из пистолета, а Оксана получила долю Гарри в его криминально-бизнесовых започаткуваннях.

Кто именно „заказал” Джибу, до сих пор не известно. Бытует версия, что один из отцов-основателей киевского рэкета приехал в Берлин наладить контрабанду в Украину сигарет, но получил пулю от представителей вьетнамской мафии. Хотя существует и другая точка зрения. Дело в том, что убийца Джибу сам получил смертельное ранение и вскоре скончался в реанимации, вроде бы, успев перед смертью сообщить, что убийство заказала какая-то женщина из Киева. По данным, которые в свое время сообщил прессе руководитель комиссии по убийствам берлинской уголовной полиции Герд Хассет, к убийству Джибу на самом деле причастен трижды судимый львовянин Виктор Иванюк, который перед тем „засветился” на заказном убийстве в Польше, а впоследствии организовал покушение на мужа Оксана Мороз-Хант.

Но как бы там не было, после пышных похорон Гарри Джибу его вдова не долго тосковала в квартире по улице Ереванской. Еще дважды она связывала свою судьбу, правда неофициально, с довольно колоритными, а главное – богатыми персонажами. Но всех их каким-то странным образом постигла судьба Джибу – оды был убит в Москве, второй вообще пропал без вести.

Тем не менее, такое регулярное горе отнюдь не помешало Оксане начать собственный бизнес на унаследованные от мужчин капиталы после того, как ее главный партнер и опора в жизни Виктор Авдышев 16 июля 1995 года оказался в камере киевского СИЗО №1. По сути, именно с этого дня Оксана Сергеевна Мороз-Хант пустилась в самостоятельное плавание по бурным волнам украинского предпринимательства.

Арест Авдышева и шестерых главарей его команды с одновременным закрытием рынка возле Республиканского стадиона подпортило немало нервов нашей героини. Но не бывает худа без добра – на момент начала судебного процесса над племянником покойного мужа в 1998 году г-жа Мороз уже нашла себе новых покровителей и перешла из незаконного бандформирования к законному. То есть, начала сотрудничать с Главным управлением по борьбе с организованной преступностью Министерства внутренних дел Украины.

Первым результатом этого сотрудничества злые языки называют семикомнатную квартиру по улице Богомольца, 5, рядом с домом МВД, куда Оксана Сергеевна переехала с Ереванской, и небольшой магазин модной одежды, открытую в полуподвальном помещении дома в Музейном переулке Киева. Лавка была открыта частным предприятием „Арт-Плюс”, зарегистрированным Оксаной Мороз 10 июля 1997 года, и довольно быстро превратилась в фешенебельный заведение по обслуживанию бывших „кухаркиных детей”, которые, приватизировав государство, стали себя называть „элитой”. Правда, наличие денежных знаков не сильно сказалось на общем интеллектуальном уровне и вкусах большинства клиентов Оксаны Сергеевны, которые охотно скупали в ее магазине все, что блестит.

Поэтический рассказ „Зеркало недели” о госпоже Мороз, открывшей бутик „Vogue” в подвальном помещении по Музейному переулку содержит одну небольшую неточность. Всемирно известное название для своей лавки Оксана Мороз попросту украла (как позже она украла имя Хант). По этому факту было даже возбуждено уголовное дело и бутик пришлось переименовывать.

Свой первый бутик Оксана назвала „shVogue”, стащив товарный знак всемирно известной французской фирмы „Ле Публікасьон Конде Наст С.А.”, которая даже не подозревала, что под ее вывеской в столице независимой Украины предприимчивые гражданки торгуют контрабандным ширпотребом. Впрочем, скандал по этому поводу разгорелся позже, в июле 2002 года, когда французы таки зарегистрировали в Украине свой товарный знак и добились возбуждения уголовного дела по краже интеллектуальной собственности по факту реализации „продукции производства известных мировых дизайнеров в салоне высокой моды „shVogue”.

Свидетельство на товарный знак Vogue Оксаны Мороз

Свидетельство на товарный знак „Vogue”, зарегистрированный в Украине на имя „Ле Публикасьон Конде Наст С.А.”, которым долгое время незаконно пользовалась Оксана Мороз

Кстати, уголовное дело №20-3266, по которой проходит Оксана Мороз, до сих пор находится в производстве Следственного управления Главного управления МВД Украины в г.Киеве без никакой перспективы быть когда-нибудь доведенной до завершения или хотя бы до стадии предъявления обвинения. Из этого можно сделать предположение, что дело в милиции нарушали отнюдь не для наказания виновных (в 2002 году было даже смешно представить процесс одевания наручников на куму дочери президента Кучмы и близкой знакомой министра внутренних дел Смирнова), а лишь с целью получения взятки от представителей потерпевшей французской фирмы.

Точно таким образом нет никакой надежды увидеть в местах лишения свободы и Виктора Авдышева, которого в свое время защищал в суде будущий заместитель генерального прокурора Украины, будущий прокурор.Киева и будущий прокурор Киевской области Юрий Гайсинский.

Так оказался на свободе главарь банды Виктор Авдышев

Вот так оказался на свободе главарь самой известной киевской банды Виктор Авдышев – из-за того, что он “не может находиться в условиях СИЗО”

Адвокату удалось за несколько дней до провозглашения приговора убедить суд (разумеется, абсолютно бесплатно) отпустить Авдышева на похороны матери в Азербайджан. Больше в Украине руководителя одного из крупнейших преступных группировок не видели. Хотя Оксана Сергеевна может и сейчас беспрепятственно общаться с родственником – Виктор Юрьевич в очередной раз женился, поменял фамилию с Авдышева на Кочиева и преспокойно живет в России с незапятнанной биографией законопослушного гражданина.

Но поскольку Оксана Сергеевна живет в правовом государстве, первенец своего нового бизнеса – бутик в Музейном – она все же, от греха подальше, решила переименовать в созвучное старом названии слово „VoК”. Возможно, с тем, чтобы не дразнить оскорбительных французов, которые долгое время пытались убедить украинских правоохранителей, гражданка Мороз на самом деле занимается не реализацией „продукции производства известных мировых дизайнеров”, а самым обычным втюхуванням доверчивым женам „новых украинцев” контрабандно завезенного фальсификата под видом образцов высокой моды. Между прочим, проверить справедливость подобных утверждений, по крайней мере, в части контрабанды, больших сложностей не составляет. Достаточно сравнить товаро-транспортные документы, выписанные зарубежными контрагентами Оксаны Сергеевны, таможенные декларации, которые были заполнены при пересечении украинской границы, и бухгалтерские документы ее „моднячої” фирмы.

Еще в октябре 2002 года постановлением следователя СУ ГУ МВД Украины в г.Киеве И.Курилина было назначено ревизию финансово-хозяйственной деятельности предприятия „Арт-Плюс”. Согласно акту ревизии, составленному в Контрольно-ревизионном управлении в г.Киеве, например, в марте 2002 года г-жа Мороз продала „продукции производства известных мировых дизайнеров” аж на 1200грн., из которых 200грн. честно перечислила в бюджет как налог с добавленной стоимости. Что именно продавалось в течение месяца на такую значительную сумму – права носок или воротничок футболки – в акте ревизии, к сожалению, не указано, а следственным путем этот вопрос не решался, поскольку, как выяснилось, это – месячная выручка даже не одного, а сразу двух магазинов нашей героини.

Уголовное дело против Арт-плюс

Выдержка из акта от 27.11.02 Контрольно-ревизионного отдела в Печерском районе г. Киева по итогам ревизии предприятия „Арт-плюс”(из материалов уголовного дела №20-3266)

Впрочем, подобные манипуляции с бухгалтерским учетом Оксане приходилось проводить не столько ради сокрытия налогов (в конце концов, какая налоговая инспекция осмелилась бы сомневаться в законопослушности президентской кумы?), а потому, что весь остальной товар, что продавался под названием „высокая мода”, попадал на территорию Украины, в основном, без лишних таможенных формальностей и сертификатов соответствия, и в случае проведения его „по кассе” элементарно не сошелся бы бухгалтерский баланс.

Также не любит рассказывать Оксана Сергеевна и о другую историю, связанную с закупкой американских комбайнов „Jon Dir” по заказу ЗАО „Земля и люди”, владельцем которого был тогдашний председатель Верховного Совета Украины Александр Ткаченко. Первый раз на средства, выделенные „для помощи селу”, были закуплены автомашины „Вольво”. Второй раз – заржавевшие американские комбайны по цене новых. После этой истории Александр Николаевич стал лучшим другом (вплоть до президентских выборов 1999 года) президента Кучмы, а Оксана Сергеевна – президентской дочери.

В. Бойко и Kordon.org.ua по материалам: Fttc.com.ua, W-N.com.ua, Proudtimes.com.ua, MN24.com.ua.

Продолжение следует….

Оставить комментарий