Урезайте… или урежут вас

Многие из нас могут признать, что определённые отрасли промышленности рождаются, растут, процветают, стареют, и, в конце концов, умирают. Это очевидный факт. И просто глупо цепляться за прошлое и сражаться с прогрессом.
В начале XX века мы были страной фермеров. Около 90% населения занималось производством продуктов питания, необходимых нашей стране. В 1930 в США насчитывалось 30 миллионов фермеров, и они кормили примерно 100 миллионов населения страны.
Перенесёмся на 70 лет вперёд в 2000-й год.
Угадайте, сколько фермеров работало на земле на рубеже тысячелетий? Удивительно, но для того, чтобы прокормить 300 миллионов американцев и ещё 100 миллионов человек в других странах мира требуется всего лишь 300 000 фермеров. Прошло всего лишь 70 лет, а 1% фермеров производит в четыре раза больше продукции! Невероятно!
А что же произошло со всеми фермерами, которые утратили свои фермы? Что произошло с их детьми? Сыновья и дочери фермеров сегодня стали владельцами бизнеса, программистами, инженерами, химиками, продавцами страховок, врачами и юристами. Они уже не фермеры. Какой смысл? В фермерстве больше нет безопасности — и, если вы не унаследовали тысячи гектаров, то в сфере фермерства у вас просто нет шансов.

Сталевары, сборщики автомобилей, машинисты, портнихи — очень быстро исчезают те рабочие специальности, от которых всего лишь несколько десятилетий назад зависело состояние нашей экономики. Сегодня, для того, чтобы оставаться конкурентоспособным, бизнес должен увеличивать продуктивность и сокращать стоимость продукции. А это означает больше машин и меньше людей. Давайте будем реалистами: те производства, которые цепляются за рабочих, которые им больше не нужны, могут рассматриваться как добрые и порядочные, но не как конкурентоспособные, поскольку их вынуждают выйти из бизнеса и объявить о своём банкротстве.
Просто нет смысла продолжать платить троим постоянным рабочим по 30 000 долларов в год, если их можно заменить машиной, стоимостью в 50 000 долларов — машиной, которая не ошибается, не уходит в отпуск, не бастует, требуя повышения зарплаты, не требует социального пакета и пенсии, и которая никогда не подаст иск о сексуальных домогательствах.
В этой стране единственной надёжной должностью остаётся лишь место судьи в Верховном Суде, поскольку эта должность является пожизненной! Есть лишь одна проблема: таких судей всего лишь девять, и у всех состояние здоровья не внушает никаких опасений.
Мой вам совет: не ждите, что вам позвонят.