Что Порошенко готовит для Донбасса: психолингвистическая экспертиза

В политике и дипломатии реальные намерения действующих лиц постоянно подменяются корректными формулировками и общими фразами. От президента Украины Петра Порошенко, несмотря на его высокую медийную активность, не удается услышать четких и конкретных ответов на важнейшие для страны вопросы о войне на Донбассе и ее негативных социальных последствиях. Однако новейшие технологии в сочетании с наработками ученых — лингвистов позволяют народу узнать правду о том, какое будущее для Донбасса и всей страны готовит ее президент.

Проведя психолингвистическую экспертизу интервью Петра Порошенко трем украинским телеканалам после кровавых событий под Верховной Радой, эксперты прояснили истинные намерения президента и его видение развития ситуации в Украине в свете конфликта на Донбассе.

Первое, что обращает на себя внимание в рассматриваемом интервью, — это размещение журналистов относительно Порошенко. Они сидят за круглым столом, но по разные стороны: Президент с одной стороны, а три журналиста достаточно тесно — с другой.

Что Порошенко готовит для Донбасса: психолингвистическая экспертиза

Такое расположение создает эффект противостояния, а Президент в таком ракурсе выглядит в меньшинстве, в оппозиции, можно даже сказать, – аутсайдером. Примерно так же отдельно в отношении других лиц сидел Ющенко на переговорах президентов с Януковичем во время событий Евромайдана.

2

Возможно, такое неблагоприятное для общения расположение гостей является одной из причин достаточно нервного и иногда агрессивного настроения Порошенко в течение интервью.

Первый вопрос журналистов касается событий под Радой. Не дослушав его до конца, Порошенко демонстрирует закрытую реакцию, отводит глаза, опускает голову в сторону, задумывается. В таком контексте одиночно незначительные сигналы свидетельствуют о том, что он будет отвечать заведомо неискренне и его словам нельзя доверять полностью.

3

Порошенко сразу подчеркивает, что не может рассказать всю информацию, мотивируя это тайной следствия. Однако уже через 4 минуты он отмечает, что: «общество завоевало право знать, что произошло». Физиономические показатели указывают на то, что Президент не до конца уверен в своих обвинениях политических оппонентов и сам полностью не знает причин произошедшего. По просьбе журналиста разъяснить свои слова о «руке Москвы» Порошенко перевел разговор в другое русло.

В общем, прослеживается тенденция переложить ответственность с власти на участников митинга, при этом Порошенко «застревает» на этом тезисе, постоянно его подчеркивая. Он неискренен, оправдывая власть.

Невербальное поведение при ответе на этот вопрос достаточно агрессивное: Порошенко повышает голос, демонстрирует жестами бросание гранаты, много жестикулирует.
4
В речи присутствует большое количество эмоционально окрашенных слов: «глупости», «политиканы», «финансисты-олигархи», а также слов со значением семантической безисключенности («все», «ни» и т.п.). Такая лексика является признаком состояния эмоционального напряжения, которое проявляется при разговоре на неприятную тему, или же при ситуации введения в заблуждение. Таким образом, Порошенко сознательно врет при рассказе о событиях под Радой, а его истинное видение этой ситуации остается за кадром.

5

Второй вопрос касается децентрализации. Здесь заметно, что Президент «оседлал любимого коня», его речь становится не такой агрессивной, относительно тихой, темп речи выравнивается. Порошенко говорит знакомыми и заученными штампами. При этом у него второй раз за интервью повышается голос при произнесении слова «ответственность»: это свидетельствует о том, что тематика ответственности для него пока достаточно важна и вызывает чувство тревоги.

При этом, отвечая на замечание журналиста о недостаточной разъяснительной работе по поводу децентрализации, Порошенко начинает демонстрировать жест, характерный для Ющенко – символическое «вдалбливание» рукой своих слов скептическим оппонентам.

6

Непонимание децентрализации простыми людьми вызывает у него негативные эмоции, даже желание самому рассказать о ее содержании.

В этом же вопросе Порошенко касается Минских договоренностей, описывая 3 варианта развития событий на Донбассе.

Первый вариант — наступление на оккупированные территории — он использует в связке с идеей наступления на Москву. Такой прием абсурдизации свидетельствует о том, что сама идея наступления для Порошенко неприемлема, поэтому наименее вероятна.

Второй вариант — отделение оккупированных территорий — вызывает у Порошенко тревогу. При описании этого варианта как невозможного он пожимает плечами, что означает неуверенность в своих словах. При этом при описании такого сценария сквозной идеей звучит не допустить отделение территорий во время своего президентства, то есть Порошенко осознанно боится войти в историю как Президент, при котором распалась страна, поэтому скорее не делать никаких действий и заморозит конфликт, чем попытается активно его урегулировать.

7

Говоря о третьем варианте — Минских договоренностях — Президент делает много уточнений, замечает, что первым договоренностям прошел год. При этом он подчеркивает, что это именно «его мирный план». То есть на Минские договоренности он действительно возлагает надежду, и относится к ним с почтительным отношением, потому что считает себя их автором. Минскими договоренностями Порошенко хочет выиграть время, пустив ситуацию в большей степени на самотек, чтобы не допустить раскола страны.

Когда у Порошенко спросили, может ли он найти 300 голосов на изменения в Конституцию, он отметил, что не будет ждать окончания войны, чтобы провести эти изменения. При этом при ответе на этот вопрос предложения стали короткими и незаконченными, Президент начинал об одном, терял мысль, перескакивал на другое. Он отметил, что «ключевая характеристика, которую я жду — доверие людей». Здесь он в большей степени говорит о доверии к себе, которую хотел бы восстановить.

При этом, отмечая о недостаточном обсуждении и разъяснении изменений в Конституцию, Президент делает движения руками, будто передает ответственность за это общественным организациям и СМИ, снимая ее с себя.

8

Когда журналист еще раз спросил, верит ли Порошенко в «300 голосов», тот ответил словом со значением семантической безисключительности, сделав при этом отрицающее движение головой «очевидно», что является признаком лжи. Президент не верит в 300 голосов за реформы в Конституцию.

Говоря о возможном варианте развала коалиции, Президент допускает, что такой вариант возможен, хотя ему и не нравится. При этом, говоря о политсиле, которая оставила коалицию, Порошенко четко демонстрирует микровыражение эмоции презрения, которую, очевидно, испытывает к Радикальной партии.

9

Говоря о санкциях, которые ввели, в частности «американские партнеры», Президент также демонстрирует эмоцию презрения: он недоволен политикой сдерживания России и эффективностью мер, принимаемых США.

10

В вопросе о конфликте между Яценюком и Саакашвили Порошенко продемонстрировал реакцию гнева, который он пытается скрыть и контролировать.

11

При этом очень интересный момент: отвечая на вопрос, Яценюка он называет формально — премьером, а Саакашвили – по имени. Саакашвили воспринимается Порошенко как более близкое лицо, а вопрос об изменении места работы грузинского реформатора решится в ближайшее время.

Последний вопрос снова касался Минских договоренностей. Поведение Президента во время ответа на него говорит, что он не знает, что делать, когда они сорвутся, если боевики проведут свои выборы. Он успокаивает себя тем, что санкции остановят Россию.

Президент чрезвычайно боится срыва Минских договоренностей и выборов в боевиков из-за того, что эта ситуация сорвет его план по «замораживанию конфликта». Как уже отмечалось, он очень боится, что страна развалится во время его пребывания у власти, а Порошенко не хочет войти в историю именно в такой роли. С другой стороны, Президент выступает против наступательных операций, ведь, по его же словам, хочет сохранить жизнь каждого из солдат.

Прогноз в такой ситуации неутешителен. Если будет наступление на территорию Украины, армия будет сдерживать врага и отступать. Порошенко не готов брать на себя ответственность и идти в атаку. При неблагоприятных условиях такая ситуация может привести к расширению зоны оккупации.

Автор: Игорь Бурый специально для Kommentator.org

Оставить комментарий